Индийский путь Великих Моголов (часть 1)

 

 Индийский путь Великих Моголов

На двух иллюстрациях из журнала «Индия перспективы»: Жизнь при дворе одного из самых знаменитых Великих Моголов – Шаха-Джахана, который построил Тадж-Махал. Здесь мы видим самого правителя и его придворных. Миниатюры были написаны придворными художниками для «Падшахнаме» -прижизненного исторического повествования о первых 10-ти годах правления Шах-Джахана, подготовленного по заданию самого Джахана.

Сначала давайте поговорим о происхождении Великих Моголов, а затем, в следующих разделах материала, перейдем к любопытным частностям об отдельных персонажах и наследии могольской династии.

Хотя Великие Моголы, являлись потомками Тимура (Тамерлана), будущий основатель династии великих моголов Бабур первоначально в 1494—1504 был лишь скромным правителем Ферганы (на территории нынешнего Узбекистана), государственного образования, одолеваемого соседями и уже почти забывшего свое великое тимуридское прошлое. (Тимур – тюркский протоузбекский правитель, основавший на территории нынешнего Узбекистана, а тогда на развалинах монгольского улуса второго сына Чингисхана - Чагатая, собственное тюркское государство. При этом номинальная власть чагатайской ветви монгольских ханов продолжала существовать и некоторое время и после создания тюркского государства в Узбекистане, а Тимур даже породнился с монголами).

Позднее один из потомков Тимура, его праправнук, уже упомянутый Бабур (являвшийся также по материнской линии из-за династических браков тимуридов с монгольской знатью вероятным потомком Чингисхана - отсюда и название будущей династии - Великие моголы) был вытеснен со своими войсками из Средней Азии в Афганистан другим чингизидско-тюркским феодалом Шейбани, основавшем свою узбекскую династию.

Закрепившись в Кабуле и став его правителем (с 1504 по 1526), Бабур оправился завоевывать Индию, где правили ранее захватившие Индию пришлые мусульмано-афганские завоеватели, основавшие Делийский султанат - самое первое исламское государство в истории Индии.

 Бабуру удалось разгромить государство этих своих единоверцев - Делийский султанат и основать в Индии империю Великих Моголов. Династия Моголов правила Индией, за исключением периодов смут, до прихода в страну англичан. Правда, реальная территория юрисдикции Великих Моголов к концу династии равнялась нулю, а временами могольские императоры даже теряли реальную власть и территорию и были изгнанниками на содержании то у персидского шаха, то у британской Ост-Индийской компании. Тем не менее, с 1526 по 1858 Великие Моголы олицетворяли верховную власть Индии.

 

Но, как и династия Делийского султана, Великие Моголы всегда представляли собой пришлую династию тюркско - и ирано-язычных правителей в огромном море местных индийских этносов и верований. Кроме внешних завоевателей - персов, афганцев и англичан, династии Великих Моголов в разные периоды ее существования обычно противостояли индуистские и сикхские местные правители, а также осколки Делийского султана - независимые мусульманские государственные образования с индуистским населением - вроде Хайдарабада (Голконды).

Со временем пришлый тюркско-ирано-мусульманский элемент стал составной частью Индии. Само существование, в частности, Делийского султаната и государства Великих Моголов на индийском пространстве изменило Индию, хотя современные индийские авторы предпочитают говорить о том, что эта Индия изменила всех завоевателей.

Великие Моголы, их двор и армия первоначально говорили на тюркских и иранских наречиях, принятых в Средней Азии и Афганистане – т.е. территориях, откуда они пришли, также они использовали – арабский язык – язык своей религии ислама. Сосуществование мусульманско-тюркско-персидских завоевателей при Делийском султанате и империи Великих Моголов привело к тому, что постепенно возник новый язык - урду - смесь тюркских, иранских наречий и хинди с примесью арабского. Урду называют ныне языком индийских мусульман.

Интеграцию режима Великих Моголов в индийское общество облегчило то, что в ранний период своего правления моголы проводили политику терпимости к вере своих индийских подданных. Такой терпимостью особенно прославился великий могольский император Акбар. (В переводе с арабского его имя и значит «великий». У могольских императоров было принято принимать «говорящие» пышные имена - часто как второе имя. Имя основателя династии Бабура, например, означало в переводе с того же арабского «леопард»). Акбар в своей терпимости дошел до того, что пытался создать новую веру на основе ислама, зороастризма и индуизма. Он утверждал: «Лишь та вера истина, которую одобряет разум» и «Многие глупцы, поклонники традиций, принимают обычай предков за указание разума и тем самым обрекают себя на вечный позор». Акбар активно назначал индуистских феодалов на высшие посты. При нем империя пережила невиданный расцвет.

В тоже время другие Великие Моголы периодически проводили жесткую политику неприятия в отношении веры своих индийских подданных, чем, например, прославился ревностный и аскетичный мусульманин – могольский император Аурангзеб (его почетное имя в переводе означает «украшение трона»).

В заключение этой вводной части о династии Великих Моголов приведем для удобства перечень с годами правления первых шести могольских императоров о которых, большей частью, идет речь в этом очерке. Все они носили титул падишах Хиндустана. (Падишах от персидских слов «пати» — «господин» и шах — «государь»). Европейцы стали именовать их императорами и Великими Моголами. Итак, Бабур 1526 – 1530; Хумаюн 1530 - 1539; 1555 – 1556; Акбар 1556 – 1605; Джахангир - 1605 – 1627; Шах-Джахан - 1628 – 1658: Аурангзеб - 1659 - 1707; Последним номинальным императором династии Великих Моголов являлся Зафар Бахадур Шах 1837—1858;

 

 Шах-Джахан на фоне Тадж-Махала и родственников

 

Хуррам, взявший при воцарении имя Шах-Джахан (с персидского букв. ««правитель мира», годы правления 1628 - 1658) проводил умеренную политику в вопросах преследований иноверцев и завоеваний (ведя неудачные войны с Персией). Он вошел в историю совсем по-другому поводу - благодаря строительству Тадж-Махала (в переводе с персидского «Венец Дворцов» - гробницы в честь своей возлюбленной жены Мумтаз Махал, чье имя обыгрывается в названии), а также тем, что в конце жизни был свергнут своим сыном Аурангзебом.

 

Обычно в этом месте историй о Шах-Джахане многие источники пишут, что свергнутый Великий могол Шах-Джахан был вынужден последние годы своей жизни и до самой кончины, находясь под арестом, созерцать сквозь решетку окна свой шедевр – Тадж-Махал. Но, например, в приводимом нами ниже материале индийского автора Аппасами Муругайян говорится, что Аурангзеб содержал своего отца в Красном форте в Дели. А Тадж-Махал, как известно, находится в Агре - в нескольких сотнях километров от Дели. И что интересно, там тоже есть Красный форт – гораздо больше делийского, построенный также могольским императором, но не Шах-Джаном, а его дедом Акбаром. Исходя из вышесказанного, возможно, большинство авторов, приводящих легенду о свергнутом могольском императоре, созерцающем из застенка свое архитектурное творение, построенное в честь великой любви, просто путают Красный форт в Агре и в Дели. Правда, необходимо отметить, что при Великих моголах Красный форт в Дели назывался немного иначе - «Лал Хавели», что можно перевести как «Красный павильон», а сам Дели назывался Шахджаханабадом.

 

На иллюстрации из архива: На могольской миниатюре изображена супруга императора Джахангира, властная Нур Джахан, которую историки обычно противопоставляют сторонившейся политической власти Мумтаз Махал. Интересно, что на этой миниатюре Нур Джахан показана современным ей художником в виде девушки почти легкого поведения. Она и начинала свою жизнь пленницей гарема, хотя по происхождению принадлежала к знатной семье.

Шах-Джахан вернул Старому Дели столичный статус, забрав его у Агры, бывшей столицей при его отце - могольском императоре Джахангире (букв. ««покорителе мира». Первое имя Джахангира было проще - Салим), о котором также стоит упомянуть, чтобы немного развеять романтический ореол вокруг истории Джахана. Ведь Шах-Джахан в молодости пытался неудачно свергнуть Джахангира, как вспоследствии (правда удачно) свергли его самого. Что же касается отношений Шаха-Джахана и Мумтаз Махал, то они были, согласно даже и прижизненным жизнеописаниям, действительно невероятно романтическими. Несмотря на то, что у Мумтаз Махал было 18 беременностей, т.е. она была почти всегда беременна, это не мешало ей сопровождать знатного супруга во время военных походов и даже во время восстания последнего еще в статусе принца против Джахангира. При этом, как считается, Мумтаз Махал не стремилась к политической власти, будучи в этом противоположностью любимой жены Джахангира Нур Джахан (мачехи Шах-Джахана) для противодействия которой, как пишут историки, будущий Шах-Джахан решился на восстание против своего отца.

 

Мумтаз Махал - супруга Великого Могола Шах-Джахана, для захоронения Мумтаз и была построена гробница - Тадж-Махал.

Джахан, согласно летописям, познакомился с Мумтаз Махал, будучи принцем, во время импровизированного аттракциона - базара, устроенного придворными дамами во дворце Агры в честь наступления мусульманского нового года. Арджуманад Бану Бегам, как тогда еще звали Мумтаз Махал, была дочерью сановника из покоренного моголами персидского рода. Она родилась в Агре и приходилась племянницей императрице Нур Джахан - уже упоминавшейся супруге императора Джахангира. Среди прочего, брак Шах-Джахана с родственницей могущественной и имевшей огромное влияние на Джахангира Нур Джахан был выгоден политически. Это позволило принцу оттеснить своих братьев от доступа к Джахангиру и зарекомендовать себя в качестве наследника трона. (Интересно, что Нур Джахан была первоначально простой наложницей гарема, захваченной как военный трофей. Но она стала императрицей, а благодаря влиянию дочери на императора ее отец Итимад-ад-Дауд позднее стал первым министром при Джахангире).

Завершая тему Шах-Джахана и Мумтаз, отметим, что великая любовь не помешала Джахану взять себе еще несколько жен при жизни и после смерти Мумтаз Махал. Но сам факт строительства Тадж-Махала говорит, что Шах-Джахан действительно был огорчен безвременной кончиной (в результате очередных родов) своей Мумтаз Махал. Ведь недаром он присвоил ей это прозвище, что на персидском значит «избранница дворца». Шах-Джахан успел после кончины Мумтаз построить для нее гробницу - великолепный белоснежный, а в лучах восходящего солнца розовый, а в сумерках серебристый Тадж-Махал. Он строил его несколько десятилетий. Но собственную гробницу, которая, согласно летописцам, должна была быть расположенной напротив копией Тадж-Махала, но только черного цвета, Шах-Джахан построить не успел. Он был, как известно, свергнут своим сыном Аурангзебом, начавшем осуществлять свои строительные проекты: строить столицу на новом месте. (Шаха-Джахана после его кончины в заточении от болезни похоронили по приказу его сурового сына Аурангзеба в Тадж-Махале – гробнице Мумтаз Махал, которая была матерью Аурангзеба).

 

Далее на иллюстрациях - правители династии Великих Моголов. Они показаны на миниатюрах в индо-исламском стиле, большей частью прижизненных. Здесь изображены (сверху вниз): основатель династии Бабур; второй император Хумаюн, который чуть не потерял империю; третий император, проводивший политику толерантности ко всем своим подданным и укрепивший империю – Акбар.

А уже упоминавшийся Красный форт в Дели (к теме которого мы постепенно переходим), после окончания правления своего знаменитого основателя Шах-Джахана периодически приходя в запустение, тем не менее, видел в своих стенах многих других знаменитых личностей и еще целый ряд важнейших событий. Здесь в 1857-1858 годах предпринял попытку вернуть себе реальную власть в ходе антибританского восстания туземных английских войск сипахов (от персидского «sipâhi» - «солдат») последний могольский император Бахадур Шах, доживаший до этого в качестве безвластного правителя при английской администрации.

В ходе акций сипахов была устроена и масштабная резня европейцев в охваченных беспорядками городах. Но восстание провалилось, главная мечеть и часть Шахджаханабада, в ходе подавления беспорядков даже подверглись обстрелу артиллерии англичан, а проигравший последний могольский император отправился в ссылку в Рангун, столицу тогдашней британской Бирмы, где и умер спустя пять лет в возрасте 87 лет. Отметим, что Бахадур Шах перед своим арестом скрывался в гробнице Хамаюна в Дели, о которой рассказывается в отдельном разделе этого обзора. Именно в гробнице Хамаюна закончилось история правления могольских императоров.

В XX веке движение за обретение независимости Индии было успешнее. Именно в Красном форте лидер партии Индийский Национальный Конгресс провозгласил независимую Индию и поднял флаг этой новой страны.

На иллюстрации справа: Четвертый, пятый и шестой могольские императоры: отец Шах-Джахана – Джахангир; пятый император - строитель Тадж-Махала Шах-Джахан; сын Шах-Джахана и Мумтаз, круто изменивший просвещенную терпимую политику Моголов, фанатичный мусульманин - император Аурангзеб, заточивший отца под арест.

 

Красный форт со временем просто стал центром не всего города, а лишь Старого Дели, как стали называть Шахджаханабад.

Новый же центр в Дели появился поле того, как рядом с Шахджаханабадом колониальные британские власти выстроили новый район, фактически, новый город- т.н. Нью-Дели, Новый Дели. Теперь именно Нью-Дели с его парламентским и президентским комплексами является столицей всего мегаполиса Дели. Тем не менее, Красный форт является одним из главных символов современной Индии, Дели и эры Великих Моголов, поэтому заслуживает подробного рассказа.

Поэтому мы приведем в следующих разделах нашего обзора две очень любопытных публикации индийских авторов об этом форте и Шахджаханабаде в целом, а затем поговорим о некоторых других интересных местах, связанных с Великими Моголами.

И на отдельном рисунке - Зафар Бахадур. После шести, показанных выше на рисунках правящих друг за другом Великих Моголов, было еще много императоров этой династии, на мы поместим еще лишь изображение одного из них – последнего Великого Могола - Зафара Бахадура. Здесь он восседает на копии Павлиньего трона.

 

«Рай и ад Шах-Джехана: «Красный форт» Дели»

Сначала публикация, вышедшая в 2007 году в №6 электронного журнала «Курьер ЮНЕСКО» (версия на русском языке). Автор Аппасами Муругайян, индийский языковед. (Написание имен собственных сохранятся в версии первоисточника).

«…Все эти сооружения, кажущиеся такими хрупкими и эфемерными, человек наделил такой монументальной мощью и такой обезоруживающей красотой, на которые он только способен. …» Пьер Лоти «Индия без англичан», 1903 г.

«Красный форт Дели - жемчужина архитектуры эпохи Моголов. По воле пятого императора династии Шах-Джехана он был выдержан в уникальном стиле – шахджехани. Поначалу этот новый памятник всемирного наследия, ставший со временем памятным местом истории и символом борьбы Индии за независимость, был для его создателя земным раем. Потом он превратился для него в ад.

«Если и есть рай на свете, то он здесь, он – здесь» - гласит надпись над аркой зала Кала-а-Мубрака. В этих словах персидского поэта Амира Хосрова точно и кратко выражен замысел архитекторов Шах-Джехана – построить цитадель по образу и подобию рая, описанного в Коране, и не без сходства с Исфаханом в Иране. (Исфахан за свою великолепную исламскую архитектуру получил в Иране прозвище «Несф-е джехан» - «Половина мира». Прим. Portalostranah.ru).

Шах-Джехан – это тот самый влюбленный, который в память о любимой жене Мумтаз-Махал, его «луче света во дворце», умершей в 1631 г. – нанял 20 000 рабочих, чтобы возвести в Агре всемирно известный Тадж-Махал – мавзолей, занесенный в 1983 г. в Список всемирного наследия. Это тот самый великий император, при котором империя Моголов, созданная в XVI в. Бабуром, прозванным «Леопардом», - достигла своего наивысшего расцвета. Он был наследником непобедимого вождя Тамерлана, благодаря которому в XIV в. была создана другая жемчужина всемирного наследия – узбекский город Самарканд.

Шах-Джехан остался в истории как великий покровитель искусств и основатель династии. Построенный им Кала-а-Мубрака, позднее получивший известность как «Красный форт», - это цитадель, в которой находилась и его столица, и императорская резиденция с ее административными службами. 

Новая красная столица

Приняв в 1638 г. решение о переводе столицы из Агры в Дели, император приказал начать строительство своего «земного рая» на берегу реки Джамна (эта же река была им выбрана и для строительства Тадж-Махала). Сегодня его называют Старый Дели, а в то время он назывался Шаджеханабадом – в честь его императора.

«В «Красном форте», строительство которого началось в 1639 г., а закончилось вероятнее всего в 1648 г., проживало около 3 000 человек. Он стал первой цитаделью эпохи Моголов, задуманной в форме неправильного восьмиугольника, что стало позднее особенностью архитектурного стиля времен этой династии. Строительным материалом были кирпичи, облицованные керамикой или красным мрамором. В его архитектуре гармонично сочетаются персидские, тимуридские и индуистские элементы. Стиль сооружения, для которого характерны сложные геометрические композиции, также был назван по имени императора – шахджехани. 

Смыкающиеся на севере со более ранним фортом Салимгарх, построенным Ислам Шах Суром в 1546 г. (Ислам Шах Сур сын афганского и бихарского владетеля Шер-хана, умудрившегося на несколько десятилетий изгнать могольского императора - тогда Хумаюна из Дели и Индии. Подробнее смотрите в нашем разделе о гробнице Хумаюна Прим. Portalostranah.ru), стены ограждения «Красного форта» имеют длину более двух километров. Со стороны реки их высота составляла 16 м, а со стороны города – 36 м. У цитадели было двое входных ворот – одни открывали путь на Дели, а другие – на Лахор. Первые предназначалась для пропуска солдат и дворцовой прислуги; вторые, выходившие на площадь Чатта Чоук («дворцовый базар»), – для посетителей и самого императора. Широкая дорога, ведущая с севера на юг и пролегавшая вдоль базара, отделяла военный лагерь на востоке от дворца – на западе.

Павлиний трон и бассейн лотосов

Когда всемогущий и безутешный Шах-Джехан устраивал публичную аудиенцию в специально предназначенной зале Диван-и-Ам, он проходил мимо барабанного павильона (наубат кхана или наккаркхана) - трехэтажного, прямоугольного здания, отведенного для музыкантов. Здесь его ожидал инкрустированный полудрагоценными камнями трон, такой же великолепный и величественный, как трон царя Соломона, если не сказать - его точная копия.

На иллюстрациях из архива: Красный Форт в Дели - крепостная стена и интерьер расположенного внутри павильона Кхас Махал.

Однако еще более величественным был трон, возвышавшийся в центре Диван-и-Кхаса, залы для частных аудиенций, где он принимал своих министров и знать. Более ста рубинов и столько же изумрудов, не говоря об алмазах, сапфирах и жемчуге, не поддававшихся счету, придавали еще больше великолепия двум величественным фигурам павлинов, словно застывшим за императорским троном. Этот легендарный «Павлиний трон» позднее стал военной добычей Надир-шаха, увезшего его в Иран. Только век спустя после начала строительства «Красного форта», в 1739 г., «персидский Наполеон» покрыл Дели огнем и затопил кровью. (Надир-шах – был основателем тюркской династии Афшаридрв, правившей Персией всего несколько десятилетий. Об истории знаменитого камня Кохинора, чьим владельцем некоторое время был Надир-шах в нашем большом материале здесь, а о последнем индийском владельце камня Ранджите Сингхе по ссылке. В этих статьях рассказывается и о Павлиньем троне. Прим. Portalostranah.ru).

Завершив государственные дела, Шах-Джехан удалялся в Кхас Махал, его личную резиденцию со спальнями, молитвенными залами и башней, откуда император обычно обращался к народу. Кхас Махал был одним из королевских павильонов из белого мрамора, выходивших окнами на Джамну. Между ними проходил канал, получивший благодаря своим струящимся водам название «райского ручья».

На время отдыха Шах-Джехан уединялся в одном из банных помещений, оборудованных водопроводом с холодной и горячей водой. Их пол украшали цветочные орнаменты, создававшие иллюзию сада. А на южном конце выстроившихся цепочкой павильонов его ждал рай из раёв - женская половина, состоящая из одноэтажных строений, тоже соединяемых друг с другом каналами и бассейнами. Его жены и любовницы жили в павильоне Ранг Махал («разноцветный дворец»), потолок которого был инкрустирован золотыми и серебряными узорами, отражавшимися в воде и белом мраморе великолепного бассейна, где цвели лотосы. Эти узоры были одним из излюбленных мотивов в архитектуре Моголов.

Символ власти

Менее двадцати лет прожил Шах-Джехан в раю, и целых десять лет – в аду… все в том же самом дворце. В 1657 г. его, ослабевшего от болезни, сверг и заточил в крепости собственный сын Аурангзеб. (Годом отречения от власти уже находившегося под арестом Джахана считается 1658 год. Прим. Portalostranah.ru) Шах-Джехан умер в 1666 г в заточении.

На иллюстрации из архива: «Моти Масидж» («Перламутровая мечеть») в Красном форте Дели, построенная внутри форта сыном Шах Джахана и узурпатором его власти – Аурангзебом в качестве домашней мечети.

Моти Масжид («Перламутровая мечеть») – заслуга Аурангзеба. (Имеется ввиду «Перламутровая или по-другому «Жемчужная мечеть» в делийском Красном форте, о котором рассказывается в нашем обзоре. Не следует путать с «Жемчужная мечетью», построенной при Шах-Джахане в ныне пакистанском городе Лахоре и «Жемчужной мечетью», построенной Шах-Джаханом в Агре. Прим. Portalostranah.ru). Моти Масжид в Дели была построена из белого мрамора в 1659 г. западнее банных помещений отца и была его личной мечетью. В пол главного зала мечети врезан прямоугольник из черного мрамора в виде молитвенного коврика. К северу от нее раскинулся восхитительный сад Хайят Бакхш Багх («сад, дарующий жизнь»). Его четырехугольные цветники тоже соединяются каналами.

Однако не все «райские» сады существует поныне. После окончания строительства, форт неоднократно перестраивался. Самые заметные структурные изменения были произведены англичанами. В 1857 г. власть от раджи (Последнего формального могольского императора Бахадур Шах Прим. Portalostranah.ru) перешла к британской короне. Здесь было размещено командование британской армии в Индии. В результате были разрушены старые дворцы, а вместо них были сооружены военные постройки колониального стиля, большинство садов Моголов были превращены в английские сады!

На иллюстрации из архива: Индийский премьер-министр Манмохан Сингх выступает за бронированным стеклом возле Красного форта на одной из недавних церемоний по случаю очередной годовщины Дня независимости Индии. Первый раз такая церемония состоялась в 1947 году, когда церемонию провозглашения независимости проводил премьер-министр Индии Неру, но тогда бронированного стекла не было.


В 1947 г., после получения Индией независимости, «Красный форт» был занят индийской армией, что явилось демонстрацией поражения английской колониальной власти в Индии. В знак этого в «Красном форте» 15 августа 1947 г. состоялось празднование первого Дня независимости. После этого каждый год премьер-министры произносят речи по случаю празднования Дня независимости именно здесь – в этом памятном месте истории Индии».

Вот как описывается Красный форт в списке мирового достояния ЮНЕСКО, куда он был включен в 2007 году:

«Комплекс «Красный форт» (Дели, Индия) - это дворцовое укрепление Шахджеханабада – новой столицы пятого императора индийских Моголов Шах-Джехана (1628-1658). Объект получил свое название по цвету мощной, окружающей его стены, сооруженной из красного песчаника. К нему примыкает другой форт более ранней постройки - Салимгарх, построенный Ислам Шах Суром в 1546 г. В комплексе они составляют «Красный форт». Личные помещения представляют собой анфиладу строений, соединенных между собой единым водным каналом Нахр-и-Бехишт, что означает «Райский поток». Дворец задумывался в соответствии с имеющимися в Коране описаниями рая – выгравированное на его стенах двустишие гласит: «Если и есть рай на свете, то он здесь, он – здесь». «Красный форт» считается наивысшим достижением искусства империи Моголов, которое при императоре Шах-Джехане стало еще более утонченным. Планировка дворца выполнена по исламским образцам. Однако для каждого павильона характерны архитектурные элементы строений Моголов, в которых нашли отражение персидские, тимуридские и индуистские мотивы. Новый для своей эпохи архитектурный стиль строений и дворцовых садов оказал заметное влияние на более поздние строения и сады Раджастана, Дели, Агры и других мест. Значение этого памятника возрастало по мере того, как происходили связанные с ним основополагающие события. Так, комплекс «Красный форт» стал отражением всех этапов истории Индии от Моголов до независимости» (Цитата по сайту portal.unesco.org (русская версия).

Шахджаханабад – Старый Дели

 

На иллюстрации из оригинала статьи в «Индия Перспективы»: Торговая улица Чанди Чоук, ведущая к виднеющемуся на горизонте Красному форту. Чанди Чоук и Красный форт сердце Старого Дели, ранее известного под названием Шахджаханабад.

Следующий материал был опубликован в январе 1998 году в индийском правительственном многоязычном журнале для заграницы «Индия перспективы» (Цитата по русскому изданию. Подробнее о журнале в конце нашего обзора). Эта статья о сердце т.н. Старого Дели - Шахджаханабаде. Автор Урми Госвами. (Написание имен собственных первоисточника сохраняется). Напомним только для тех, кто не очень внимательно читает наш обзор, что нынешний Дели состоит, фактически, из двух городов - построенного англичанами Нью-Дели с правительственным кварталом и Старым Дели с центром в Красном Форте и прилегающих кварталах, что раньше именовались Шахджаханабад. Удивительно, но оказывается, что по-восточному беспорядочный Старый Дели - Шахджаханабад изначально планировался очень строго с привлечением почти космогонических знаний. Итак, Урми Госвами пишет в своей статье под названием «Шахджаханабад: Размышления на темы секулярные и синкретические»:

«Шахджахан - пятый император из династии Бабуров - хорошо известен как покровитель искусств. Больше всего он прославился как строитель Тадж Махала, считающегося одним из семи чудес света. Еше одним заслуживающим внимания достижением является планирование и строительство новой столицы Шахджаханабада. Этот город, построенный в период между 1651 и 1658 на территории площадью 1500 акров, был окружен стеной с семью воротами: Кашмири, Мори, Лахори, Кабули, Аджмери, Туркмани и Акбарабади, размещенными через регулярные промежутки. Через них осуществлялось движение разного рода транспорта и людей. Там, где стена выходила на реку Джамуну, находились три гхата (ступенчатых сооружения для омовения Прим. Portalostranah.ru): Раджа, Нигамбодх и Кила.

Для историков тех времен Кила Мубарак, или Красный форт, был чудом. Кажется, что им не хватало слов при его описании. Тогдашнему историку Мухаммеду Варису пришлось даже позаимствовать слова (индийского поэта Прим. Portalostranah.ru) Амира Кхусру, чтобы охарактеризовать его. Этих слов достаточно, чтобы передать уникальность этого сооружения. Слова Кхусру начертаны на северной и южной арках зала для особых аудиенций: "Если есть рай на земле, то он здесь, он здесь, он здесь."

Для нас, живущих сегодня, эта крепость Шахджахана может и не показаться таким чудом, каким она представлялась в 17 веке. Однако и до сих пор нас изумляет план города Шахджаханабада, спланированного и органичного, представляющего часть многообразия традиций этого субконтинента.

Шахджаханабад отражает традицию секуляризма (т. е. традицию веротерпимости, склонность к научному познанию мира Прим. Portalostranah,ru) и синкретической религии (религии, которая впитывает компоненты из других верований Прим. Portalostranah.ru) ранних Моголов. Он свидетельствует о появлении новой архитектурной школы, представляющей собой превосходное слияние индуистского и исламского стилей архитектуры.

Планы улиц, как кажется, составлены в соответствии с Васту шастрами (древними священными книгами с указаниями для ремесленников и строителей Прим. Portalostranah.ru). Эти архитектурные тексты содержат указания для строительства зданий и планирования разного рода поселений. Текст Манасара - Васту шастра, относящийся к примерно 400-600 нашей эры, рекомендует полуэллиптический дизайн, кармуку, или лук, для места, расположенного на берегу реки или моря. В Шахджаханабаде дорога, идущая с севера на юг и связывающая ворота Акбарабади и Кашмири, включая и базар Фаиз, имеет очертания тетивы лука. Улицы, ведущие с юга на восток и связывающие ворота Туркмани и Аджмери с Лахори, а также улицы, идущие с севера на восток и связывающие ворота Мори и Лахори, представляют по своим очертаниям, согнутую часть лука. Чандни Чоук (буквально «лунный рынок» - старинная торговая улица Прим. Portalostranah.ru), между воротами Лахори в форте и городскими воротами Лахори, был рукой стрельца. В плане кармука самым благоприятным местом был перекресток двух главных улиц. В индуистском поселении здесь, как правило, находился храм Вишну или Шивы. В Шахджаханабаде на его месте стояла дворцовая крепость.

Истоками исламского влияния на планирование Шахджаханабада служит Расайл (письма) Икхван ал - Сафы - братьев первозданности. («Братья чистоты» - араб. Ихван ас-сафа - сообщество арабских ученых 10 века, симпатизировавших античным греческим ученым. Распространяли свое учение в анонимных письмах. Прим. Portalostranah.ru). Расайл представляет собой концепцию Вселенной. Главными её принципами являются сравнение между микрокосмом (человеком) и макрокосмом (вселенной) и великой цепью существа. Это взаимоотношение между человеком и Вселенной и составляет основу традиционной архитектуры. Как макрокосм, так и микрокосм разделены на три части: тело (джизм), душу (нафс) и дух (рух). Город был определен так же, как и человек и космос. Все три шкалы рассматривались как определенные, устойчивые, полные, совершенные в своем вымышленном существовании. И хотя город в действительности только приближался к идеалу, значимость вымышленного лежала в упорядоченности, которую он давал городским жителям. В своей символической форме город черпал силу из образов человека и космоса.

 

На иллюстрации из журнала «Индия Перспективы»: самая большая мечеть Индии и «сердце» Шахджаханабада, планировавшегося как исламский город - Джама Масджид. Она примыкает к Красному форту.

Человеку лучше всего живется, как считалось, в физической среде, близкой и подобной ему самому. И потому план города рассматривался как подобный анатомии человека. Центральный базар (спинной хребет) начинался от дворца (головы) и шел в сторону (мечети) Джамы Масджид (сердца) и далее к городским воротам. Малые улицы подходили к телу города как ребра, а жизненноважные органы - бани, школы, караван - сараи, пекарни, водные резервуары, чайные и магазины - находились вблизи к центру скелета. Городские стены и ворота определяли и защищали объем всего тела. Не только город воспринимался по линиям человеческой анатомии, тело тоже часто представлялось как городской центр. Его четыре части соответствовали четырем воротам, а и то и другое напоминали о четырех элементах Вселенной.

В Шахджаханабаде были найдены элементы плана традиционного исламской города. Чандни Чоук. центральный базар и хребет начинался от дворцовой крепости Шахджахана, голова же была направлена к Джама-Масджиду, сердцу, и выходила из ворот Кашмири. Дворцовая крепость выходила фасадом на запад, в сторону Мекки. Чащи Чоук и Джама Масджид тоже смотрели в сторону этого священного города. В городе было восемь крупных ворот: семь больших, выходивших вглубь территории, и одни специальные, построенные на берегу реки, открывавшие доступ к залу для особых аудиенций. Смешанный характер плана отражал характер города. Шахджаханабад был преимущественно городом индусов, управляемым мусульманами, столицей мусульманской династии на в большинстве своем индуистском субконтиненте. Шахджаханабад увековечивает секулярные тенденции могольской династии и синкретической культуры, зародившейся в период правления Акбара».

 

Составление, примечания Portalostranah.ru

Опубликовано 06/12/2009

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить